Уважаемые делегаты, уважаемые гости, дорогие товарищи!

Прежде всего я хочу поблагодарить всех тех, кто предложил мою кандидатуру к избранию делегатом нынешнего съезда. Должен сказать, что, если бы даже вы меня делегатом не избрали, я все равно на ваш съезд обязательно бы пришел. Но вы сейчас поймете почему.

Съезд Федерации профсоюзов играет важную роль в жизни нашего государства. Это самая массовая и авторитетная общественная организация страны. Она объединяет в своих рядах более 90 процентов экономически активного населения Беларуси — примерно 4 миллиона 100 тысяч человек!

Профсоюзы были и остаются одной из основных опор нашего гражданского общества. Вы, наверное, давно уже слышали об этом, когда нас активно когда–то упрекали в том, что у нас якобы вообще нет гражданского общества. И на эту роль претендовали в основном наши «доморощенные» партии, или, как в народе их называют, партейки. В основном оппозиционного толка, даже не оппозиционного, а «пятой колонны». Тогда мной был сформулирован тезис о том, что гражданское общество в стране всегда существовало, существует и теперь. И основными опорами этого гражданского общества наряду с профсоюзами, а это самая массовая и основная опора нашего общества, являются наша молодежная организация — Белорусский республиканский союз молодежи, наша ветеранская организация и наша женская организация. Чем это не опоры? Они что, по численности меньше, чем наши так называемые партии?

Вообще–то о наших партиях никто не знает, какая их численность, чтобы вы знали. И когда некоторые из них, допустим, на парламентских выборах или где–то выдвигают согласно закону своих кандидатов, то, скажу вам откровенно, никто из них не выполняет закон. Но мы уж закрываем на них глаза. Потому что это в основном оппозиционные так называемые партии, и их лучше не трогать. Все равно результат их деятельности понятен. И в процессе парламентской кампании, о которой я сказал, результат тоже предсказуем. Не потому, что вот Лукашенко их душит и власть против них борется, а потому что уж слишком, как говорил классик, они далеки от народа.

Вот почему я обязан был приехать и прийти на этот съезд, потому что вы, в третий раз говорю в своем вступлении, являетесь основной опорой нашего государства.

Я только что сказал нашему председателю профсоюзов о том, что вы — партия наших трудящихся. Хотите, как раньше, — компартия наших трудящихся. Вы являетесь основным проводником государственных идей. И вам должно быть до всего дело! Закреплено это государством в законах или нет.

Именно вы должны взять на себя часть той огромной работы, которую предстоит в ближайшем будущем выполнить нашей стране.

Необходимо отметить, что у нас выстроена четкая система регулирования трудовых отношений. В ее основе — Генеральное соглашение между Правительством, объединением нанимателей и профсоюзами.

Для защиты и обеспечения социальных гарантий трудящихся ведется постоянная работа по развитию и укреплению социального партнерства на всех уровнях.

Здесь много говорили о колдоговорах. Да, и Генеральное соглашение Правительства, нанимателей и профсоюзов должно соответствовать Конституции и законам, и коллективные договоры должны соответствовать. Но давайте договоримся: ваш главный ориентир, чтобы вы не боролись с руководителями на местах, профсоюзные активисты, чтобы вы не были голословными защитниками интересов трудящихся, главным сигналом для профсоюзов, ориентиром главным при заключении колдоговоров должно стать Генеральное соглашение.

Лидеры наверху договорились с нанимателями и Правительством, вам надо следовать в этом русле. Почему я так ставлю вопрос, потому что вы ко мне постоянно обращаетесь, от первичек до Михаила Сергеевича (М.С.Орда. — председатель ФПБ. — Прим. ред.): дайте, помогите и так далее. Так давайте я лучше обращу главное внимание на это Генеральное соглашение, мы там его отработаем, основные направления отработаем, и это уже будет для вас основной документ и главный сигнал, как действовать. И никто не имеет права нарушить Генеральное соглашение — ни руководитель, ни профсоюзы на местах не только по закону, по статьям, но и по духу.

Как известно, Беларусь — страна с открытой экономикой. На нее оказывают сильное влияние внешние факторы. В настоящее время мы испытываем определенные трудности, связанные прежде всего с кризисом, возникшим у наших основных торговых партнеров. И, конечно, их проблемы неизбежно затронули отечественные предприятия.

Тем не менее у нас есть опыт работы в таких условиях. Я уже об этом говорил не единожды.

Ключевым моментом проблемных периодов развития нашей истории было сохранение производств и трудовых коллективов. Белорусский опыт преодоления экономического спада, по сути, был уникальным. В США, Западной Европе отмечались массовые сокращения. Сотни тысяч людей в одночасье лишились работы. Но мы выстояли тогда, справимся и сейчас!

И вы знаете, меня многие критиковали тогда, вот излишняя численность, занятость излишняя, он их держит там, не увольняет и так далее и тому подобное. Тогда и теперь я говорю и говорил, что кризисы приходят и уходят. И когда после кризиса начнется восстановление, когда на вашу продукцию пойдет спрос, у вас не будет, кому создавать этот товар, эту продукцию. И тогда, мы оказались правы, и тот, кто выкинул на улицу людей, таких было немного, они потом болезненно метались по стране в поисках специалистов — они на ровном месте не рождаются. Поэтому вы видите мое отношение к этому. Я и впредь буду посещать предприятия и прежде всего проблемные. И тезис будет один, чего бы нам ни стоило сохранить трудовые коллективы. А если уже откровенно говорить, не очень–то мы и напрягались, чтобы заняться и решить эту проблему. Так вот придется в ближайшее время напрячься, напрячься всем.

Мы очень много говорим о кризисах. И вы знаете, самое страшное в этом кризисе — это кризис в нашей голове и наших мозгах. Как только люди, которые слышат по радио, телевидению, читают да еще мы говорим «кризис, кризис», они опускают руки и начинают многие ожидать — чисто психологический момент. Но все забывают, что в эти кризисные времена тот, кто действует, тот окажется на коне в посткризисный период. И вообще, не такой уж страшный этот кризис. Продукцию мы создаем нормальную, по качеству, цене соответствующую, хотя есть проблемы, я уже об этом говорил, главное — ее продать. И надо искать, где продать. Это потому, что мы не успели диверсифицировать наш экспорт. И по–прежнему остались в России, Украине, Казахстане, у наших соседей.

Мы говорили о «дальней дуге», помните такое определение во внешней нашей политике. Но только политически успели обозначить эту «дальнюю дугу». От Венесуэлы, Эквадора через Ближний Восток, Африку, Пакистан на Китай, а практически мы мало чего сделали. Откровенно говоря, не успели. И вы, наверное, видите сегодняшние наши активные действия начиная с Китайской Народной Республики.

Я вот внимательно отслеживаю в силу своей работы средства массовой информации, даже Россия озаботилась: ну как так. Лидер Китая, никогда такого в истории не было, приехал аж на три дня в Беларусь. Сегодня строится огромное производство самых передовых мировых компаний. «Великий камень» — это не только китайские предприятия, кстати, там и наше одно из предприятий зарегистрировано. Но требование одно: космос, новое поколение товаров, новое поколение продукции. Пожалуйста, приходите, производите.

Всё вчерашнего дня там не пропускается. Никто там производить продукцию вчерашнего дня не будет. Это было мое жесткое условие. И приезд лидера Китая. Мы побывали там, он вообще был восхищен. И последовали жесткие поручения всем компаниям, которые были, всем подчиненным, которые у него есть, немедленно начать активную работу по строительству.

Россияне вчера подсчитали. Я, честно говоря, упустил этот момент, и заявили о том, что под Минском создается самый передовой промышленный кластер, в котором будет около миллиона рабочих мест. Это так или нет, я не знаю. Слишком уж много замахнулись. Но это говорит о том, что россияне с завистью смотрят на этот проект. И я рад, что они так оценивают. Значит, мы где–то поступили правильно. Значит, мы не ошиблись, хотя порой и сомневался, надо или не надо это делать.

Но то, что Китай обратил внимание на Беларусь, в данном случае, то, что Китай пообещал, что мы купим — напрямую сказали — купим у вас всю вашу продукцию, конкурентоспособную на китайском рынке, это факт. Это говорит о том, что мы продолжаем диверсификацию нашего экспорта. Без поставок продукции на новые рынки мы все время будем кувыркаться.

Да, Россия — это братская, родная нам страна, наше государство, наши люди там, в конце концов, живут, не то что очень похожие, а такие, как мы. Но нельзя зависеть от одного рынка. Нельзя. Надо, чтобы мы присутствовали на многих рынках, и тогда мы будем в большей безопасности.

Поэтому вот это главная проблема, и мы ее решаем. В ближайшее время нам предстоит большой десант после Грузии, Китая к нам. Индийский президент прилетает в ближайшие несколько недель. Мы нанесем визит в Пакистан большим десантом для того, чтобы застолбить там реализацию нашей продукции и другие направления нашего сотрудничества.

Нас в последнее время критикуют: ах, ох и так далее. Но должен сказать, мы в чем–то недорабатываем. Но нельзя упрекнуть сегодня и Правительство, руководителей министерств, что в этом направлении никто не действует. Действует.

И должен вам сказать, забегая вперед, хорошая пуга в этом плане, по народному говоря, хорошее, так сказать, средство подстегивания — Декрет № 5.

Вы вот говорите о декрете, что да, надо защитить трудящихся и так далее. Это абсолютно правильно. Но Декрет № 5, его основная идея — заставить руководителей работать. У нас слишком разболтались руководители — хочу делаю, хочу не делаю, выгонят, там где–то у меня структурки частные, под кого–то зарегистрированы, у кого–то детки, у кого–то еще кто–то в частных структурах, не пропаду. Выдворили с государственной службы, он возникает буквально через некоторое время в другой организации. И, как правило, на хорошем руководящем месте.

Так вот Декрет № 5 закрывает эту дыру. Невозможно будет руководителю спокойно объявиться в какой–то новой организации без согласия соответствующих структур.

Но для того, чтобы «наклонить» руководителя, ему надо дать соответствующие права. Поэтому было мое требование: руководитель должен обладать, особенно в это время, определенными жесткими правами по отношению к своему работнику.

Здесь Михаил Сергеевич (М.С.Орда. — Прим. ред.) говорил о Японии. Хороший пример. Но там, конечно, это не наш стиль, там рабочий своему начальнику слова не скажет поперек.

Я помню свой визит в Японию во время Олимпиады еще в мои президентские молодые годы. И интересный просто произошел разговор, до сих пор его помню — со специалистами, крупными специалистами, менеджерами. Они мне говорят: вы знаете, почему вы нам завидуете, у нас вроде получается, а у вас нет?

Я говорю: «Ну и почему?»

Потому что у вас на сотню работников 99 человек умных со своим мнением, один дурак. А у нас, говорит, один умный, а 99 действуют в заданном направлении, так, как говорит руководитель.

Это очень важно: производственная дисциплина, а в основе ее лежит технологическая дисциплина. Не будет этой дисциплины — ни один руководитель ничего не сделает. И я это увидел. Даже в последние годы существования Советского Союза, когда мне приходилось работать руководителем, руководитель оказался повязан, бесправен, а еще популизмом начали заниматься. А руководитель на производстве царь, бог и воинский начальник. Поэтому мы ему дали определенные права, но главное — этот декрет заставляет работать руководителя. У него нет путей отхода, фактически нет. Я прошу тоже не обижаться на меня, потому что время такое. Хотим сохранить страну, хотим сохранить себя и своих детей в производстве, чтобы какую–то копейку могли заработать для своей семьи — должны напрягаться. Не перенапряжены мы, в Беларуси, я часто говорю, даже в это время сложное, кто хочет работать, тот всегда заработает. Всегда. Почему? Потому что сегодня так сложилась ситуация, что через Беларусь с огромного Востока на огромный Запад технологический летают, ходят, перемещаются. Окажи ему услугу, окажи этому человеку услугу. Необязательно придорожный какой–то сервис развивать, окажешь услугу — получишь деньги, если уж на то пошло. Надо напрягаться, надо шевелиться. Наверное, ментально белорусы не очень разворотливые, но уже если развернутся, значит, идут. Пора, товарищи, дорогие мои, разворачиваться. И смотреть на то, как заработать эту копейку, потому что без нее, увы, счастья не видать. И это — главная для нас задача на сегодняшний день, это основополагающие моменты развития экономики. И главное среди них — обеспечить конкурентоспособность белорусских товаров на внешних рынках. И для этого что надо? Первое — повысить производительность труда, второе — обеспечить высокое качество товаров и услуг. Я говорил, что ценой, качеством мы еще можем конкурировать с Западом, потому что энергоносители у нас подешевле и прочее, прочее, значит, цена может быть и пониже. Но всегда так не будет. И есть определенные претензии к качеству, поэтому сегодня, когда я ставлю вопрос о сохранении трудовых коллективов, я жесточайшим образом от всех требую повышения качества. Мне просто стыдно, когда я, как толкач, еду за границу и предлагаю тем же китайцам, другим: возьмите нашу продукцию, а в ответ я слышу — вот мы взяли, а качество не то. Вот этого быть не должно. Нельзя производить некачественный товар, нельзя. За это будет серьезный спрос. Далее, нужно серьезное внимание обратить на уменьшение издержек и экономию ресурсов, но в основе этого лежит персональная ответственность руководителей, начальников и мотивация каждого на своем рабочем месте. Поэтому, говоря о работе профсоюзов на современном этапе, следует отметить, что вам необходимо принимать более активное участие в решении задач государственной важности.

Во–первых, это мониторинг трудовых отношений. Об этом уже сегодня было сказано, это одно из основных направлений вашей деятельности. И вообще вы принимаете сегодня пятилетнюю программу, я вам могу сказать то, что когда–то сказал нашей молодежи: определите этих 5 — 6 направлений и действуйте. Но только не повторяйте ни государственные органы, ни другие общественные организации. Пусть эти будут 5 — 6 направлений сегодня, завтра вы добавите еще одно, два, три направления и таким образом вы найдете свое место в этом обществе. То же самое и у вас: вы определите в этой программе просто и понятно, незаумно, вы же не только для себя ее делаете, вы делаете для тех, чьи интересы защищаете, для этих четырех с лишним миллионов человек, а может быть, даже и больше, эту программу. Поэтому вы определите основные направления, но не дублируйте другие. И действуйте. Не надо, как это раньше в советские времена было, я же помню, я 7 лет работал руководителем профсоюзной первички. Нам только из райкома партии шли сигналы: вот это туда запишите, это добавьте, мы создавали огромные проекты постановлений.

Читай, программы. И никогда их не выполняли. Поэтому надо определиться по основным направлениям. Вам проще. Вы эти направления выкристаллизовали своей жизнью. И надо следовать этим путем.

В процессе преодоления негативных явлений в экономике допускаются ситуации, когда на отдельных предприятиях устанавливаются режимы неполного рабочего дня или недели и предоставляются вынужденные отпуска. К таким действиям у профсоюзов должна быть непримиримая позиция. Вы должны следить за тем, чтобы все, что гарантировано работникам по трудовому законодательству, в развитие этого коллективным договором, непременно выполнялось.

В центре всей нашей политики всегда будет человек труда. Государство для народа — не лозунг, а руководство к действию. Именно для человека создана наша политическая система, гарантирующая мир и порядок, экономическая модель, обеспечивающая возможность работать и зарабатывать. Мы создали мощную социальную систему: доступную медицину, образование, жилье, надежную социальную защиту. Так будет и впредь. Все преобразования, все новые решения и подходы прежде всего направлены на обеспечение социальной справедливости, защиту и поддержку трудящегося. В этом главный смысл и суть белорусской социально–экономической модели, и от этих принципов мы никогда не отступим.

С другой стороны, вам нужно следить за выполнением договорных отношений и самими работниками. Это, конечно, сложно, я сам по себе это знаю. С одной стороны, как вы говорите — наниматель, руководитель, с другой стороны — трудовой коллектив, интересы которых ты должен защищать. Он тебя избрал, этот трудовой коллектив. Более того, я был в более сложной ситуации. Ладно мы, большинство руководителей первичек, долго работаем, компромиссы не компромиссы, ну как–то избираем, ну согласованно, скажем. Меня же избрали как оппозиционера, вот просто взяли рабочие и избрали. И мне хочешь не хочешь приходилось вертеться и больше быть на их стороне, но, будучи заместителем директора, я был руководителем. И вот тогда я почувствовал, что такое быть рядовым профсоюзным лидером, руководителем первички. Надо вертеться, и приходилось вертеться. Но я всегда во главу угла ставил проблему справедливости. И мы договорились с рабочими: справедливо — я буду защищать где бы то ни было, как бы ни было, пусть меня даже выгонят с работы, — но я буду вас защищать. Если это справедливо. Если несправедливо, я вас не защищаю. И мы тогда договорились: пьяниц и разгильдяев, тунеядцев я никак не могу защищать. Трудового человека — мы должны сделать все, чтобы его защитить, здесь нет никаких проблем. Не надо ждать никаких законов. Если вы видите, что женщину, у которой три годика ребенку или четырех не исполнилось, других доходов нет, и она хочет работать, нормальный человек, надо ее защищать до последнего. До последнего. И не дай бог, мне станет известен этот факт, а до меня легко достучаться — или через средства массовой информации, или через помощника, или напрямую. Доложите — и меры будут приняты жесточайшие. Почему? Нас часто упрекают, и меня: у нас нет борца главного за права человека. Омбудсмен, да или как–то его там называют. И Михаил Сергеевич (М.С.Орда. — Прим. ред.) мне раньше об этом не единожды говорил: вот надо, надо. Я им всегда говорил: главный омбудсмен в Беларуси, борец за права человека должен быть Президент. Никакие другие руководители каких–то структур никогда не решат эту проблему.

И это действительно главная моя проблема, главная моя задача, и я этого буду придерживаться. Это я говорю не потому, что у нас скоро президентские выборы. Не в этом дело. Просто так должно быть. Это главная забота и главная работа, я считаю, любого президента, потому что его избирает народ, он должен его интересы защищать. Но быть объективным и справедливым. Народ прав — считайте, что я буду идти в первых рядах, в том числе с оружием защищая ваши интересы. Если вы не правы — вы знаете, у меня не заржавеет. Я прямо говорил и вам скажу в глаза: если четыреста тысяч человек неизвестно где болтаются, не зарегистрированы, то там немало тунеядцев.

Несмотря на предвыборную кампанию, а меня предупреждали: может, не сейчас, может, потом... Я говорю: нет, надо быть честным, давайте сейчас принимать эти решения по тунеядцам, потому что это еще с советских времен хроническая болезнь нашего общества. Кто–то работает и видит, что разгильдяй ничего не делает, а живет как сыр в масле катается — в народе так говорят. Так быть не должно: иди и работай. Не работаешь — плати. Потому что образование, здравоохранение и прочее, как ни в одной другой стране мира, у нас столько не стоит. Оно вообще, можно сказать, для человека бесплатно. Если бы мы ввели платное медицинское обслуживание, хотя бы как в нашей России, не дай бог в Украине, то вся ваша зарплата и работников ушла бы только на здравоохранение и медицинскую помощь. Мы же этого не сделали. Правда, другая крайность, человек перестал ценить свое здоровье.

Но тем не менее проблема в том, что каждый должен солидарно участвовать в мероприятиях государства, в том числе и финансово. А возьмите безопасность. А возьмите красоту и чистоту, от которой все ахают и охают: ах, как у нас хорошо. Но ведь это стоит денег — и безопасность, и красота. И тут вы меня не упрекнете, что у нас какие–то там жулики–коррупционеры или госслужащие, чиновники эти деньги поделили, которые вы платите.

Чтобы вы знали, госслужащие сегодня у нас обижены, как ни в какой другой стране. И я виноват, я виноват в этом, но их прошу: давайте перед выборами этого делать не будем, ни повышать зарплаты, ни денежные довольствия и так далее, сложности есть у трудящихся, давайте и мы потерпим. И люди терпят — государственные служащие. Эти самые чиновники, которых многие не любят, но понимают, что без этого чиновника, без человека в погонах существовать государство не может. Поэтому должно быть честно и справедливо. Этих постулатов я всегда придерживался человеческих. Прошу и вас придерживаться этих постулатов.

С другой стороны, я уже сказал, у нас работники не все хотят работать, но одни в мозгах не хотят работать, но все равно делают, потому что понимают: завтра или выгонят, или вообще зарплаты не получишь, или получишь маленькую. А часть их просто работать не хотят. И делают все, чтобы увильнуть от этой работы. Более того, пьянство, разгильдяйство, неорганизованность. Что, у нас на производстве этого нет? И профсоюзы должны это видеть и давать адекватную оценку. Это то, о чем я говорил, особенно в первичках.

Профсоюзные организации должны участвовать в решении насущных проблем в рамках деятельности тех структур, в которых они присутствуют. Или, допустим, наблюдательные советы. Это, можно сказать, ваша епархия. Вы должны здесь свое слово говорить и очень веское слово.

На ваших плечах не только общественная работа, но и реальные задачи по контролю за производительностью труда, его условиями, ответственность за результаты.

Необходимо активно включиться и в процессы контроля качества продукции, о чем я сказал, своевременной выплаты заработной платы и даже поиска новых рынков сбыта, разгрузки тех же складов. Это зарплата людей. Ни в коем случае нельзя экономить на людях. Все, что ими заработано, тем не менее должно быть выплачено полностью и в срок. Если не получается — руководитель вместе с профсоюзными лидерами ползайте на коленях перед этими трудящимися и просите их, чтобы сделать какие–то изменения и отступления. У нас люди грамотные, понимают, помогут, потерпят. Но ни в коем случае нельзя в кабинете рубить топором. Рубанул, не видя, какие будут последствия от твоего решения, так быть не должно. И вот тут профсоюзы должны зорко смотреть на производстве за подобными вещами. Необходимо нам не только это видеть, но и активно действовать. Это и есть реальная защита интересов трудовых коллективов.

Право на труд — одно из фундаментальных прав граждан.

В независимой Беларуси мы сберегли это право для наших людей. И дело не только в том, что оно записано в Конституции.

Вся социально–экономическая политика в нашей стране подчинена достижению этой цели. Мы делали порой невозможное для того, чтобы право на труд не осталось на бумаге, а было реализовано в жизни.

Сохранение рабочих мест — постоянное и ключевое требование к любому руководителю. Не имеет значения, частник это или государственный собственник.

Наша общая первоочередная цель — не допустить, чтобы из–за каких–то сложных ситуаций в экономике людей увольняли с предприятий. И здесь весьма значима роль профсоюзов.

Сегодня во всем мире актуальна проблема сокращения работников. Не все наниматели ставят во главу угла интересы тех, кому они дали работу. Судьбы людей часто приносят в жертву интересам прибыли и эффективности.

Но для этого и существует система сдержек и противовесов в лице профсоюзных организаций. Именно они, действуя строго в рамках закона, должны не допустить необоснованного сокращения людей.

Понятно, что здесь необходимо действовать с позиций здравого смысла. Стремительно развиваются новые технологии, и некоторые рабочие функции исчезают естественным образом — их просто начинают выполнять машины. Но тогда освободившимся работникам нужно найти новое применение, и в этом должны участвовать не только органы власти, местные в частности, прежде всего это забота руководителя. Сократил человека, по–человечески, переговорив с ним, найди ему место на этом предприятии. Надо понимать, что этот человек годами, а некоторые десятилетиями ходят на это предприятие на работу. У них своеобразное мышление и образ жизни. Если мы завтра его выкинем, мы потеряем этого человека. Он или умрет, или, еще хуже, часть из них станут преступниками, станут на путь правонарушений, и тогда сколько нам придется затратить на это денежных средств? Очень много. Поэтому сократил человека в силу объективных причин, найди ему работу на этом предприятии. Не получается, вместе с органами власти, под контролем профсоюзов и вместе с профсоюзами помоги этому человеку в жизни, чтобы он не был выброшен на задворки этой самой жизни.

Профсоюзы, кстати, совместно с центрами занятости могли бы взять на себя заботу по их переподготовке.

И вообще, посмотрите в своей программе на пятилетку, найдите свое место во взаимоотношениях с центрами занятости. Будет неплохо, если вы будете там главным действующим лицом. И не только будете вести переподготовку трудящихся, но и возьмете под серьезный контроль деятельность этих самых центров занятости.

В–третьих, частный сектор экономики в Беларуси постоянно растет. К нам приходят иностранные инвесторы, создаются совместные предприятия и филиалы крупных зарубежных корпораций. На них трудятся наши соотечественники. И они имеют полное право на защиту своих интересов.

Поэтому и в вашей работе необходимо использовать международный опыт. Возможно, регистрация частного предприятия, особенно иностранного, должна происходить с одновременным созданием профсоюзной ячейки. Кроме того, при реструктуризации, приватизации или смене собственника в организации обязан сохраняться профсоюз.

Следует обратить внимание на негосударственный сектор экономики и с другой стороны. Здесь нередко нарушаются требования законодательства о труде.

Руководители некоторых компаний и фирм в погоне за прибылью не уделяют должного внимания условиям работы, производственному быту, медицинскому обслуживанию. Зачастую препятствуют созданию первичных профсоюзных организаций. Уходя от оформления договорных отношений с работником, выплачивают зарплаты «в конвертах».

Следствие этого — лишение человека законного права на социальную поддержку и формирование гарантированного пенсионного обеспечения. Андрей Владимирович (А.В.Кобяков — Премьер–министр. — Прим. ред.), давайте договоримся так, к середине будущего года во всех трудовых коллективах — не важно какой формы собственности, частные, государственные или там смешанная организация труда — должны быть профсоюзные организации. Надо это законом сделать. Надо это сделать, в законе прописать, давайте пропишем и не будем прятать как страусы голову в песок. Я это говорю не для популизма, потому что на съезд пришел. Даже Михаил Сергеевич (М.С.Орда. — Прим. ред.) трижды уже упомянул в наших разговорах, что мы не единожды касались этой проблемы.

Я сказал руководителю наших профсоюзов, думаю, что вы его поддержите сегодня на съезде, и я его предупредил: «Вы мне напрямую напишите, кто не хочет создания этих профсоюзных организаций. Мы знаем, как на них воздействовать». И мы это сделаем демократично. Еще раз подчеркиваю: мы это сделаем очень демократично, так как это делают в Турции, Дании, Голландии, Великобритании, Германии. Мы это умеем делать, мы люди опытные, поэтому с нами лучше по–хорошему говорить и понимать, что пришел в страну работать, лучше вперед брось — сзади потом найдешь, как в народе говорят. А то приходят и тут начинают орудовать, у нас взятки большие начальники боятся брать, их взятками не купишь. И надо понимать, если Глава государства говорит, что главное — это народ, значит, этот народ должен быть главным в этой стране, и прежде всего для иностранцев, которые сюда приходят. Попробуйте в Америку прийти и не выполнить не то что пункт закона, хоть одну запятую пропустить. И ты вылетишь оттуда при полной демократии. Поэтому вот к середине будущего года профсоюзы не должны ставить вопрос на больших совещаниях в присутствии Президента о том, что у них что–то не получается по созданию первичек в частных организациях, акционерных обществах и прочее. На белорусской земле работаешь, работает там наш человек, значит, должна быть организация, которая его будет защищать. Это должны быть наши профсоюзы. Мне говорят, что у нас есть неплохой опыт. Возьмите ОАО «Амкодор», стал частной организацией. Наверное, это одна из лучших у вас организаций, хотя и частник. Там и коллективный договор сохранился и так далее. Или ООО «Евроторг», как мне докладывал ваш руководитель. Да, где–то непонимание какое–то было, а сейчас там создаете профсоюзные организации. Вот таким образом мы будем действовать, и никакого противодействия и препятствия здесь быть не должно. Я думаю, частники меня сегодня услышат с этого съезда.

Важным моментом в трудовых отношениях является соблюдение работниками трудовой дисциплины. К сожалению, из года в год мы вынуждены возвращаться к постыдной теме пьянства на рабочих местах. Почему? Меня это беспокоит, наверное, и вас тоже. По–прежнему высок процент несчастных случаев на производстве. В 2014 году почти 150 человек погибли на производстве, и каждый практически пятый из них — в нетрезвом состоянии. А если точно, то каждый четвертый. Это нормально? Это ненормально!

Бороться с этой пагубной привычкой надо сообща. Руководителям предприятий, профсоюзным комитетам необходимо проводить повсеместную профилактическую работу, в том числе повышая коллективную ответственность. Пьяницам и разгильдяям не место на предприятиях!

До сих пор выявляются факты покрывательства провинившегося. Однако, закрывая глаза на них, коллеги и непосредственный начальник подвергают риску жизнь и здоровье людей.

Еще одной проблемой являются попытки руководства некоторых предприятий скрыть производственные травмы, чтобы не выплачивать пострадавшим положенные компенсации.

Как мне докладывали, технической инспекцией труда Федерации профсоюзов за последние пять лет были выявлены 17 скрытых от расследования эпизодов. 17. Капля в море, это значит — вы работаете плохо. Их значительно больше. Это на каждом предприятии, я уверен, есть. Поэтому вам надо быть более решительными, тем более там работают, как я понимаю, освобожденные люди, которые получают заработную плату.

По требованию инспекции переоформлен с непроизводственных в производственные 31 несчастный случай со смертельным исходом. По каждому случаю проведена проверка. Но надо иметь в виду, что такие факты впредь недопустимы. И нам надо повышать ответственность руководителей за подобные случаи. Тогда их будет меньше.

Безопасные условия труда — это то, что безусловно должно быть создано на любом рабочем месте. Скажем прямо: иногда этим пренебрегают из–за нерадивости и беспечности, иногда потому, что хотят сэкономить.

Но если речь идет о жизни и здоровье людей, то экономия совершенно недопустима.

Тщательно следить за этим должны профсоюзные комитеты. Причем следить неформально. Все правовые возможности у вас для этого есть.

Значимой остается социальная направленность деятельности профсоюзного движения.

Дело профсоюзов — быть рядом с человеком и протянуть ему руку помощи в любой жизненной ситуации.

Все вы и мы не охватим, да и не нужно, потому что порождаем иждивенчество. Но в нашей жизни есть случаи, их тоже немало, когда человек, ну безнадега полная, как в народе говорят. Когда ему очень трудно, когда, ну просто ему нужно опереться на чье–то плечо. И даже не опереться, ему нужно с кем–то поговорить. Ему нужно выговориться. А сделать это он может только с авторитетным человеком.

Поэтому в профсоюзах руководителями первичек, членами профсоюзных комитетов, особенно на местах, где вы контактируете непосредственно с людьми, должны быть очень авторитетные, влиятельные люди, чтобы человека к нему тянуло, чтобы он мог прийти, открыть свою душу, выговориться, и если вы можете, вместе с руководством, услышав его, оказать ему помощь и поддержку. Это будет самое главное в вашей работе, вот эта человечность.

Знаете, быть полезным и «великим», популярным, оказывая всякую помощь всем, проще, чем оказать конкретную помощь конкретному человеку. Это надо нам помнить.

Вы призваны дойти до каждого: помочь в решении вопроса выделения места в детском саду ребенку, путевки в детский оздоровительный лагерь, оказать содействие в санаторно–курортном лечении трудящихся — все это ваши непосредственные задачи.

Мне известно, что в городе Гомеле профсоюз работников торговли взял шефство над четырьмя детьми, у которых умерла мать. Через два года после ее смерти дети остались без отца, только с бабушкой. Профсоюз не оставил эту семью: поддерживает и помогает в решении проблем, радуется успехам подрастающих деток.

Но это одна семья. Наверное, у нас не очень много таких, но они есть. Найдите эти семьи. Окажите им поддержку. Если у вас нет для этого средств, государство всегда таким семьям найдет поддержку. Там, где ребенок и старик, это наша задача, это наша проблема. Мы им должны обязательно протянуть руку помощи.

Необходимо дальше развивать и целевые социальные проекты. Такие, как благотворительная акция «Профсоюзы — детям». Вы можете проводить подобные акции, инициируйте. Давайте вместе, с молодежью, с государством это делать.

Обратите внимание на молодых специалистов, тех, кто только вчера пришел в трудовые коллективы. Об этом уже говорили. Это нам сейчас кажется, ну чего там, ну пришел и пришел, вот тебе молоток, топор, станок — иди и работай.

Нет. Есть еще и голова, мозги, психология. И чем талантливее человек, тем он более уязвим. И правильно здесь было сказано — дорога его на производство должна лежать через партийный комитет. Но их уже нет. Поэтому вы там остались как единственная партия защитников. И у вас душа должна болеть за этого молодого человека.

Возьмите его после работы, в обеденный перерыв, до работы, проведите за руку по производству, расскажите ему, поговорите и скажите: обращайся, если тебе где–то сложно будет. Если просто хочешь поговорить, да и сам инициативно подойди лишний раз к нему, глядишь — за месяц этот человек станет полноправным членом трудового коллектива.

И для того, чтобы войти в этот трудовой коллектив — не важно, кто он, журналист, артист или обычный рабочий — чтобы войти в этот трудовой коллектив, ему не понадобится полгода или год, достаточно будет одного месяца.

В этом суть и наставничества, когда вы за этим молодым человеком закрепляете, как раньше говорили, ну просто ему предлагаете человека, который всегда с ним встретится и введет его за руку в трудовой коллектив. Очень важно — обратите внимание на молодежь, тем более что Год молодежи. Особая забота должна быть и о ветеранах труда. Нельзя забывать о тех, кто честно трудился многие годы и сегодня находится на заслуженном отдыхе. Вы знаете, я рад, что в нашей стране практически все трудовые коллективы сохранили свое отношение к ветеранам труда. Как бы ни было сложно — на праздники, на какие–то торжества трудового коллектива обязательно пригласят ветеранов труда. И мне приятно слушать, когда руководитель говорит: «Ну вот он не ходит сегодня. Этот ветеран труда многое сделал, заболел, мы к нему придем». Человеку, может быть, и не материальная помощь, и не тот подарок, который вы принесете, и цветы важны, а важно ваше человеческое внимание. Мы этого не понимаем, вот сейчас, не осознаем, потому что мы в этой ситуации не были. Но мы обязательно в этой ситуации будем. Мы, к сожалению, не молодеем, мы идем к этому возрасту, поэтому помните о ветеранах. Мы будем помнить о ветеранах, будут наши дети помнить о нас, когда мы станем ветеранами. Поэтому уделите особое внимание этому человеческому фактору.

Нынешний год проходит под знаком празднования 70–летия Великой Победы. Я клоню к тому, что еще прошлому руководству профсоюзов я просто поручил: возьмите Курган Славы, вот этот будет ваш Курган, и смотрите: сегодня уже Курган Славы, который строила вся страна, великий Советский Союз, стал курганом профсоюзов. Вы ж никого не просили об этом. Но народ так решил. Потому что вы с душой отнеслись к этому памятнику. И очень правильно, что вы вчера собрались у этого кургана, он построен, воссоздан фактически, модернизирован вашими руками и за ваши денежные средства. Спасибо вам за это.(Аплодисменты.)

Уважаемые товарищи! Наша жизнь и мирный труд и единство, спокойствие и порядок во многом зависят от того, что происходит в мире. И в первую очередь — у наших соседей. Мы сделали абсолютно осознанный выбор в пользу укрепления нашего союза с Россией, создания Евразийского экономического союза. Сегодня мы расширяем географию сотрудничества и вывели ее на новый уровень всестороннего стратегического партнерства с Китайской Народной Республикой. Другими крупными игроками в мире. Беларусь всегда открыта для всех — и для Востока, и для Запада. Отсюда и наша принципиальная международная позиция, которая заключается в готовности развивать отношения по всему спектру перспективных направлений. Но только на принципах взаимного уважения, взаимной выгоды и равенства.

Порой в диалоге с Западом приходится сталкиваться с предвзятостью и тенденциозностью. Поэтому Федерации профсоюзов надлежит работать на укрепление положительного имиджа страны за рубежом. Нужно отстаивать наши позиции, доводить достоверную информацию в международные организации труда. Любые попытки разрушить единство, посеять раздоры между странами должны получать немедленный, жесткий отпор, и тут вы просто не имеете права оставаться в стороне в позиции наблюдателей. Вот свежий пример. Я впервые об этом хочу сказать, поскольку пришлось вчера поздно вечером и сегодня утром этим заниматься. Ну казалось бы: вот эти украинские события в этом регионе, в мире должны были не многих, а всех научить, как хрупок мир, как надо беречь этот мир. Надо смотреть на главное, надо решать эту проблему в том числе и в Украине, и в других государствах. Нет. Собрались... «Восточное партнерство». Ну и что? В каждом документе клеймить позором Россию, не прямо так косвенно, где–то так, сяк и так далее. Мы категорически, всегда были против того, чтобы «Восточное партнерство» было против кого–то. Если Евросоюз хочет с нами сотрудничать через «Восточное партнерство», давайте будем это делать. Но Россия не участвует в «Восточном партнерстве». Почему заочно без России мы ее должны дубасить? В том числе там за Крым и так далее. Нет, в итоговую декларацию надо это втиснуть, впереть и выступить против России. И на нас обижаются, что мы это не поддержали. Это моя принципиальная позиция. «Восточное партнерство», другие организации не должны быть направлены против кого–то. Мы там должны отстаивать, защищать свои интересы. Почему мы должны быть против России? Более того, мы же явились вот этим местом мира в Украине. Здесь собрались руководители мировых держав, чтобы остановить войну. Удалось. Может, пока, может быть, не дай бог, конечно, но тем не менее сегодня тысячи людей в котлах этих не гибнут. Нам говорят: давайте выступим вместе против России. Это противоречит нашим внутренним убеждениям и состоянию нынешнему здесь. Разве этого не видят западные ведущие державы, в том числе Германия, Франция и так далее? И это надо остановить. Ни в коем случае нельзя сегодня, когда этот мир очень хрупкий, пытаться чего–то там наворотить и кого–то обвинить. Сначала надо проблему решить, а потом уже будем разбираться, кто прав, а кто виноват. Нет, пытаются втянуть Беларусь, давайте мы вот тут запишем, что это аннексия, что это то, это другое — и все молчат. Мы не можем поддержать такую позицию. Не можем! Потому что главное — не обвинить сегодня кого–то. Уже хватает этих обвинений. Надо мир подарить этой стране и нашим людям — наши братья там живут. Нет, нас в это затягивают. Казалось бы, еще раз подчеркиваю, всех эта война научила, надо быть очень осторожными, надо быть аккуратными, надо решать главную проблему. Поэтому мы в «Восточном партнерстве» чуть ли не изгоями сегодня оказываемся. Но мы действуем постепенно, спокойно в том русле, как это было обозначено нами давно. Мы не хотим ввязываться ни в какие авантюры. Мы хотим, чтобы в том числе и от нашей земли исходил мир. В этом суть нашей политики. Но это говорит о том, что даже здесь у кого–то очень чешутся руки и, может быть, другие места, чтобы здесь было неспокойно и нестабильно. Поэтому ухо востро надо держать, нельзя расслабляться и постоянно говорить: знаете, у нас спокойно, у нас чисто, у нас аккуратно, у нас на улицу можно с ребенком вечером выйти. Знаете, это данность сегодня, это благо. Но если мы это ценить и поддерживать не будем, это не навсегда, это скоро уйдет.

Поэтому мы все должны бороться за Белую Русь, за эту чистоту, за безопасность нашу, за безопасность наших детей. Мир очень нестабилен, и он уже нестабилен не просто у нашего порога, а он уже у нас нестабилен. Войны и революции уничтожают все — и экономику, и безопасность, и благополучие, и главное — надежды на будущее, наших детей надежды.

Мы многократно убедились в этом в последние годы на примерах и дальних, и ближних стран.

Профсоюзный актив находится в гуще трудовых коллективов. Вы каждый день рядом с людьми. И вы должны говорить людям правду — объяснять им реальные причины трудностей, не позволять лживой информации сбить их с толку, вести прямой, искренний диалог с трудящимися.

Отрадно, что сегодня Федерация профсоюзов идет по пути открытого разговора с республиканскими и местными органами власти, объединениями нанимателей.

Законодателям и Правительству необходимо и в дальнейшем прислушиваться к мнению профсоюзов. Это позволит вовремя уловить проблемы в нормотворчестве и не допустить социальной напряженности. Надо сделать так, чтобы никогда до Президента не доходила информация от руководства профсоюзов, что, создавая какой–то нормативный правовой акт, их мнение не услышали. Это бестолково полностью. Это неправильно, так быть не должно. Если мы отводим профсоюзам, как и другим организациям, но прежде всего профсоюзам, основное место в нашем обществе, так слышать надо их, слушать надо.

Другое дело, что в итоге компромиссов, разговоров, переговоров, что–то будет принято, что–то отвергнуто, но организация поймет, что она что–то значит, если ее слышат там, наверху. И в этом будет ее нужность и полезность нашему обществу.

Необходимо продолжать работу, направленную на создание нормальных условий труда и жизни наших людей.

Самое важное, что в это непростое время мы сохранили мир и порядок на нашей земле. Не позволили никому спровоцировать конфликт и взорвать обстановку изнутри.

В этом значимую роль сыграли и профсоюзы, подтвердившие свой высокий статус в нашем обществе и заслужившие доверие народа.

Я желаю всем делегатам седьмого съезда, рядовым членам профсоюзных организаций прежде всего счастья, здоровья, успехов в профессиональной деятельности.

Мира и добра вам и вашим коллективам!

Я еще не закончил. Наверное, будет неправильно, если я выступил так, как и наметил выступить, и не ответил на ваши замечания или вопросы. Ну о вашей программе я уже высказался в ходе своего выступления. Не ворочайте много. Определитесь по тем направлениям, которые сегодня за профсоюзами, чтобы вы могли в любой момент сказать, проснулись ночью и перечислили направления вашей деятельности.

И результаты. Не надо гнаться за массовостью, документами и мероприятиями. Я думаю, вы в этом отношении так и поступаете.

Вы говорили о том, что нечлены профсоюзов пользуются благами, как члены профсоюзов, я имею в виду договор заключили коллективный, прописаны основные направления, поддержки и так далее, а он стоит в стороне и посматривает на это. Мы эту проблему решим. Я уже вашим руководителям, нашему руководителю об этом говорил.

Давайте эту проблему решим так, чтобы было справедливо. Ну дадим человеку альтернативу, мы его в профсоюзы не должны тянуть, не хочешь быть в профсоюзах — не надо. Но ты хочешь, чтобы благами этих переговоров, работы, плодами работы профсоюзной организации, нанимателей ты мог пользоваться — солидарно участвуй в этом, неси ответственность. Может быть, его это и подтолкнет быть членом профсоюзов. Но, уважаемые друзья, это должна быть ваша массовая, активная работа в этом направлении, не просто, а хочешь не хочешь — вон. Нет, поговорите, объясните и только потом примите решение. Все, что надо, Андрей Владимирович (А.В.Кобяков. — Прим. ред.) и Александр Николаевич (А.Н.Косинец — Глава Администрации Президента. — Прим. ред.), все, что надо со стороны государства, мы должны принять немедленно.

Вы говорили о молодых специалистах, беременных не беременных и так далее, больничные, об этом речь шла. В этом отношении, я вам скажу откровенно, министр труда мне докладывала, что ну это немножко перебор со стороны профсоюзов. Это редкий случай. Я говорю: ну если редкий, так надо их и поддержать. Если редкий случай, как говорит министр, то тогда и нечего связываться и создавать проблему на ровном месте. Поэтому, Андрей Владимирович, надо посмотреть на решение этой проблемы.

Я думаю, вы знаете эту проблему, поскольку я поручал, чтобы вы встретились, обсудили. Если я говорю, есть такая проблема, ее надо решать, если это мелочь, как министр мне докладывал, ну не связывайтесь с ней. Зачем на ровном месте эти проблемы рождать, у нас и так их сегодня достаточно.

Защищать следует тех, кто хочет работать. Но в основе вот этой вашей позиции должна быть справедливость. Делайте справедливо. В законах все не пропишешь. Но мы–то люди, мы же славяне, мы же понимаем, что такое справедливо, поэтому поступайте справедливо, если не хватает того или иного закона и нормативного правового акта.

По поводу техники безопасности на частных предприятиях, что там хуже, ну, может быть, и потому, что мы там пока еще во многих частных организациях отсутствуем. Во всех частных фирмах, я уже говорил, должны быть профсоюзные организации, и мы их создадим, чего бы нам это ни стоило, а нам это ничего не будет стоить, это я вам гарантирую.

Очень хорошее было предложение, министр образования здесь присутствует, привлечение молодежи и школьников к посещению святынь. Вы знаете, внесли хорошее предложение, но вы с комсомолом должны быть во главе этого. Но прежде всего за это отвечать должно Министерство образования. Мне в этом плане просто. У меня сын начальную школу оканчивает, и я знаю, как там происходит. Благо иногда ездят. Я пытался их отговорить: «Ну не едьте вы в Слуцк на фабрику «Слуцкие пояса», 3 класса дети окончили, это им будет не очень. Они еще не созрели для этого». Нет, поехали за 150 км, еле привезли домой этих детей — кто спал, кто голодный. Вот святыни — там они должны быть. Но скажу больше. Не для того, чтобы с моим ребенком счеты сводили. Он однажды приходит, смотрю — галстук пионерский висит на стульчике утром. Я говорю: «Что за событие в школе? Никогда галстуки не предлагали надевать». Но раньше я покритиковал школу. Если в пионеры приняли, так надо же как–то уделять этой символике внимание. Видите ли, там учитель какой–то или директор других мнений придерживается, но если вы пришли в государственную школу работать — придерживайтесь этих правил. Тем более мы же глупости не предлагаем детям. Говорит: «Нет, вот тут будут фотографировать нас», — галстук одели. Ну хорошо, но, может быть, надо посмотреть на это серьезно и в обычные дни, как мы с вами когда–то галстуки эти носили. Это вполне красиво. На что мне сын говорит: «Слушай, папа, а почему это мы ни разу не проводили никаких мероприятий как пионеры?» Я говорю: «Ну вот, ты учишься, это главное твое». — «Ты мне это не рассказывай, все мы учимся, почему мы не ходим по домам, не помогаем людям?» Где–то услышал там, по «кускам» собрал воедино и мне на ухо шепчет: «Почему?» А почему? Это же вопрос... Теперь о субботе: мы же договаривались, это не обычный день, это полувыходной, можно сказать. Возьмите уроки труда, физической культуры, вот эти мероприятия, можно поехать, пойти провести время коллективно и с пользой. Для того, чтобы в классе сплоченность какая–то была. Этого же у нас нет. Этим надо заниматься, это и есть наше воспитание. И если этот ребенок побудет у памятника Победы, у стелы, в музее, на Кургане Славы, у танка, мимо которого я каждый день проезжаю, ему расскажут, почему этот танк на пьедестале сегодня стоит, что там погибли люди, освобождая вот этот город, деревеньку, где ты живешь и учишься. Тогда их не надо будет «патриотически воспитывать». Тогда не надо будет что–то выдумывать, какие–то идеи, он будет нашим человеком. Но мы это перестали делать. У нас был хороший опыт Советского Союза, мы о нем забыли, это плохо. Давайте возвращаться к истокам.

Я очень рад, что на президентских выборах мы вместе. Но у нас президентские выборы не начались. Делайте это спокойно. У каждого есть свои мозги. У каждого у вас убежденность. Работайте! Делайте это красиво, никому не навязывайте своих мыслей, а то, что вы со мной вместе с белорусским народом — я это приветствую! Поэтому главное для нас — не избраться на выборах, а достойно прийти к этим выборам. А чтобы достойно было и вам не было стыдно, а тем более мне, я это очень болезненно переживаю. Я руководителям всем сказал, и руководителю Правительства, и министрам, и руководителям предприятий: вы знаете «болтануло» нас тут. Заштормило, люди в отпуска пойдут, но они же в августе вернутся. 1 сентября детки в школу пойдут, все предприятия должны работать, и вы должны за это время найти деньги и, самое главное, куда продать продукцию, которую вы создадите. Вот тогда люди нас поймут. Да, сложно, трудно, мы тут «стонем», им нелегко, но они будут видеть, что мы через не могу перешагнули и сделали главное для них —вселили надежду, что они на этом предприятии и завтра будут работать. И что они пусть и небольшую зарплату, но будут получать при сохранении цен, а кое–где и откате цен на основные продукты, которые человек сегодня потребляет. Поэтому я вас убедительно прошу заняться вместе с органами власти этой работой. Мы должны сохранить трудовые коллективы и дать человеку надежду, уверенность в том, что завтрашний день у него будет не хуже, чем вчерашний. В трудную минуту, вы сами сказали, надо быть рядом с человеком. А быть рядом с человеком — надо дать ему работу и возможность зарабатывать.

Предприятия, вы сказали правильно, не должны сбрасывать социальные объекты и социальную сферу. Это мой принцип. Я очень редко подписываю документы о том, чтобы какой–то социальный объект передать городу, сельскому совету и так далее. Очень редко. Я считаю, что нормальный руководитель никогда ни свой санаторий, ни спортивные объекты никуда передавать не будет, если он болеет за свой трудовой коллектив. Да и сам пойдет и побегает с мячом вместе с профсоюзными активистами и трудящимися. Авторитет только от этого будет выше. Поэтому вы абсолютно правы: не следует торопиться и идти навстречу руководителям, которые якобы хотят сэкономить по статьям себестоимости, сбросив социальные объекты. Ни в коем случае.

Что касается Декрета № 5. Я уже об этом сказал, ни я, ни те, кто готовил этот декрет, не претендуют на исключительность, что они самые умные и выработали оптимальный вариант документа. Нет. Поэтому поручено, в том числе и при докладе вашего руководителя, наших профсоюзов, что вы подключитесь, вы для меня будете главным исследователем этого декрета. Надо его мониторить. Срок — до конца года. Администрация Президента собирает все замечания, если мы увидим вместе с вами, что этот декрет надо в чем–то подкорректировать, мы обязательно его подкорректируем. Торопиться, главное, не нужно. Да, я вижу, мне докладывают о том, что есть какие–то проблемы. Но они некатастрофичны. Они судьбы людей не ломают. И мы к концу года откорректируем наш этот документ. Но, поверьте, его надо сохранить, надо. Потому что, сохранив вот этот социалистический подход в экономике и в нашей жизни, мы слишком много дали вольницы отдельным людям, которые или работают, но, как мы говорили, не несут социальной нагрузки, не радеют за государство или же вообще бездельничают. Поэтому в этом направлении мы должны действовать. Все–таки 400 тысяч человек, которые «шалтай–болтай» где–то были — это для нас немало.

Вы говорили о жилищной проблеме. У нас создана, я рискну сказать, самая современная система обеспечения людей жильем. Вопрос в одном — в средствах. Будет больше — будет больше денег на жилищное строительство.

Я уже говорил, многодетные и слуги наши военные — это вопрос номер один, это приоритет номер один. Военный человек потому, что он нигде больше денег не заработает, как на своей службе, но денежное довольствие не такое у нас серьезное, чтобы они могли сами жилье построить. Во всех государствах это особые люди, в любой момент ружье — и вперед, пошел на смерть. Поэтому мы их должны соответственно обеспечивать. Мы не так богаты, допустим, как Россия или другие страны, которые обладают ресурсами, где–то продал, море денег получил, бросил на жилье. Но они видят, что по мере нашей возможности так–сяк по одному дому, по десять домов где–то мы строим.

Многодетные — потому что нужны люди. Страна тогда будет в безопасности, если будет население. У нас не должно быть падающего населения. Прирост должен быть. И мы потихонечку практически на это вышли. Надо поддерживать рождаемость. Но тоже иждивенцев не рожать. Если у тебя трое или пятеро детей, ты на это шел сознательно, ты должен понимать, что это твоя первейшая обязанность — воспитать этих детей. Но и мы должны свято помнить, что это — один из наших приоритетов.

Дальше, наверное, есть перекос — мы, как прежде, особенно на селе, да и в городе: ну что там, медик, учитель, аналогичные профессии бюджетные — это в последнюю очередь... Мы тут тоже перегнули палку. А ведь без медика и без учителя ничего не будет в обществе, в жизни не будет.

Поэтому на это мы обратим серьезное внимание. Но система выстроена, ее ломать не надо. Будет больше средств — я вам обещаю, что эти средства будут направлены прежде всего на жилье. Это всегда было приоритетом. Помните? Экспорт, жилье, продовольствие. Продовольствие — решили. Систему жилищного обеспечения — создали, и она неплохо у нас двигалась, когда богаче были. Экспорт — пока остается важнейшим приоритетом, потому что это есть наша валюта.

Уважаемые друзья!

Спасибо вам еще раз за то, что вы меня избрали делегатом съезда. Вы должны быть уверены, вы должны помнить, что я очень хорошо знаю, из своей жизни знаю, что такое профсоюзная, комсомольская работа. Знаю, что она полезна, что она нужна. И я всегда буду поддерживать всякие ваши добрые инициативы, направленные на поддержку наших людей.

Спасибо.